Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:40 

Фанфик: "Львы и тигры Робина Вуда"(PG)

Inigo Montoya
Фандом: «Buffy the Vampire Slayer»
Название: «Львы и тигры Робина Вуда».
Автор: Inigo Montoya
Рейтинг: PG
Персонажи: Робин Вуд, Никки Вуд.
Время действия: до сериальных событий и время действия флэшбека 7 сезона.
От автора: смерть персонажа.
Отказ от прав: да

Вуд запомнил его огромным. Клыки и шипы. Лицо как у монстра-фича из журнала комиксов. Никки была очень встревожена: они больше не вернулись домой, и Робину вместе со всеми своими машинками, книжками и карандашами пришлось переехать к строгому и скучному мистеру Кроули.
И еще было кое-что. Сидя за парковой скамейкой и наблюдая за тем, как Никки сражается со зверем, Робин чувствовал, что зверь наслаждается, тогда как истребительница, против своей воли вовлеченная в это смертоносное вальсирование, дралась из последних сил. А когда ей, наконец, удалось отбросить его – зверь попрощался так, как назначают встречи - до самой любви или смерти. И трофеем в этом гибельном танце становился отцовский плащ. Но это Никки должна была носить его. Она должна была носить его всегда. Так говорил себе старшеклассник Робби, и студент Эр. Вуд, и директор Вуд, много после, когда просыпался, утопая в поту после своих кошмаров.

- Кстати… мне нравится плащ.
Вампир соскользнул с обрыва в серую пелену дождя, и Никки тяжело перевела дух.
Она вернулась к сыну и опустилась перед ним на корточки:
- Мы не можем пойти домой, там больше небезопасно. Как насчет того, чтобы оставить тебя в доме Кроули? - она улыбнулась ему, преодолевая усталость и напряжение, и погладила рукава его мокрого дождевика.
- Я хочу остаться с тобой, – тихо и просительно проговорил Робин.
Лицо Никки сразу сделалось серьезным и сосредоточенным.
- Я знаю, что ты этого хочешь, маленький, но вспомни, Робин, милый, о чем мы с тобой говорили – всегда должна исполнять миссию, – она говорила твердо, едва сдерживая нетерпение, но желая, чтобы он понял.
Робин опустил голову. Он слышал эти бессмысленные слова столько раз, что выучил их наизусть, но никак на самом деле не мог примириться с ними.
- Посмотри на меня, - настойчиво попросила истребительница, и он послушно поднял на нее взгляд.
- Ты знаешь, я люблю тебя, но у меня есть работа, которую нужно делать. Только миссия имеет значение, правильно?
Робин кивнул, потому что у него не было другого ответа. Он знал, казалось, с самого рождения – только миссия имеет значение. Но он не хотел делиться матерью с этой непонятной ему миссис, все в нем протестовало против этого.
Пора было возвращаться, и истребительница крепко взяла сына за руку. Они сделали несколько шагов в дождливую тьму ночной аллеи, когда маленький Робин осторожно вынул свою руку из материнской ладони и вернулся обратно к обрыву.


Снова и снова. Ночь за ночью он возвращался за отточенным деревянным колом.


Далекий этот вечер со временем затерялся для Робина в череде других вечеров, и чувство потери не было горьким, потому что до своего отъезда, отец много рассказывал ему о раскаленном мире пустыни Тар, и о прекрасном Катхияваре, и о том, как чудесны звери, населяющие родину мудрого Махатмы. Но Робин хорошо запомнил другое. Никки и Бобби спорили, когда он спал, а вернее делал вид, что спит в крошечной детской в их нью-йоркской квартире.
Отец вернулся домой, застав Никки почти в дверях, и, не теряя времени на долгие объяснения, принялся собирать вещи. У него был утренний билет до Джайпура и затем прямиком в Гуджарат, где его ждали тигры, львы и слоны. Робин обрадовался, он уже видел этих зверей в зоопарке, а теперь отец уезжал в далекий сказочный мир, чтобы поселиться среди них, как это было с Маугли из "Книги Джунглей", но Никки спросила совсем не счастливым и не радостным голосом:
- Почему, Бобби? Как будто тут, в Нью-Йорке, не хватает львов и тигров. Как будто я не имею с ними дела каждую ночь!
- Да, но ты убиваешь, а я еду спасать, - хладнокровно возразил отец, закрывая на молнию дорожную сумку. - Я знаю, что ты такое. И я очень хотел бы послушать то, что ты скажешь Робину, когда он вырастет достаточно, чтобы понимать. Как будешь оправдываться, когда он спросит, почему ты забрала у него нормальную жизнь.
- Я не выбирала этого для себя, - тихо сказала истребительница. – Ты знаешь. Никто не может предвидеть - чья кровь будет избрана в следующий раз. Но так случилось со мной, и теперь мой долг…
- Я смотрю на то, чем ты стала, и не чувствую ничего кроме отвращения и горечи. Насилие и вся твоя противоестественная сила, то, как ты разговариваешь со всеми нами, как-будто мы лишь тени вокруг твоей судьбы, кто мог бы примириться с этим? И как с этим мИрится та часть моей прежней Никки, что еще осталась в тебе?
- Я люблю тебя, Бобби, - сказала Никки, и голос ее дрогнул, - мы оба следуем нашему тяжелому предназначению, в чем же разница?
- Ты - убийца, я – спасатель. Вот разница.
И тогда Никки замолчала, и Робин, затаившись, прислушивался к тишине до того самого момента, пока не услышал, как за Бобби закрылась дверь. Тогда он вылез из кровати и, волоча за ногу плюшевую обезьяну Большого Парня Добси, несмело вышел на свет гостиной. Никки стояла, странно наклонив голову, ощупывая, словно слепая, оставленный кожаный плащ отца. Она повернулась, услышав, как твердый нос Большого Парня Добси ударился об пол.
- Что ты?
Робин пошевелил губами, пробуя произнести нужные слова, и их вкус оказался горьким и вязким, но он подумал, что должен знать и поэтому спросил:
- Как это - убийца?
Никки замерла на мгновение, потом наклонилась к нему, обняла ладонями его щеки и ответила, не подбирая слов:
- Твоя мама не убийца, детка. Истребительница, понимаешь? Это очень важная миссия - спасать людей от «львов» и «тигров», и мама делает это. Вот что тебе нужно помнить.
Поэтому долгое время он представлял себе льва или тигра, когда думал о Спайке.

Робин играл на ковре – клеил в большую книгу комиксов разные ужасные морды.
Никки стремительно ходила мимо него из угла в угол, раздвигала старомодные вышитые шторы, перекладывала с места на место безделушки на полках.
- Николлетта, дорогая…
Истребительница остановилась перед наблюдателем, руки скрещены на груди, и произнесла с нажимом:
– Мне нужно идти, Бернард. Невозможно больше выжидать. Я должна исполнять то, для чего меня призвали. Найду его и распылю. Как других. Как многих из них.
Кроули поднял на нее спокойные прохладные глаза, аккуратно заложил исписанную тетрадь и сунул в рот мундштук трубки:
- Мы должны быть крайне осторожны. Этот Спайк… похоже, он специально тебя разыскивал, и это не слишком типично для вампира. Кто знает, что у него на уме. В моих записях указано, что от его руки в прошлом веке уже погибла истребительница. - Наблюдатель выпустил из трубки белесое колечко дыма и добавил раздумчиво. - Конечно вокруг смерти этой китайской девушки много пустых разговоров и слухов, допускаю, что ему просто повезло, но все-таки, Николлетта, как бы там ни было, Чжоу Ронг умерла. Не будет большой проблемы, если мы все-таки дождемся рекомендаций Совета, а ты пока…
- Нет, - Никки сказала резко и громко, и Робин видел, как она машинально посмотрела в его сторону и продолжила тише. – Это не было обычным сражением, он заставил меня играть в его дурацкую извращенную игру. Но больше я не собираюсь следовать его правилам. Не собираюсь прятаться. Найду его и убью. Вот то, что нужно сделать. Я знаю это, и ты знаешь.
Оба они – Кроули и маленький Робин, молча наблюдали, как Никки собирает свои колья и бутылочки со святой водой, и только когда истребительница накинула плащ, наблюдатель спросил:
- Это ведь никак не связано с Бобби, дорогая?
Никки стремительно обернулась, глаза ее сверкнули:
- О`k, когда я вернусь, мы поговорим.
Но она не вернулась. Утром к ним пришли из полиции, и Кроули уехал с двумя мрачными офицерами. Пока его не было, притихший Робин играл в пустом доме со странными куклами наблюдателя и думал о Никки. Он размышлял - встретила ли она достаточно сильного тигра, и скоро ли снова возьмет его с собой на патрулирование.
Наблюдатель приехал домой вечером, посадил мальчика напротив себя, на высокий стул с неудобной спинкой, и рассказал ему, не упуская ни малейшей подробности, все, что узнал о смерти Никки в полицейском управлении. Его глаза, когда он говорил, странно мерцали за стеклами круглых очков. Это было похоже на отвратительную страшную сказку, и внутри у Робина все леденело от ужаса и горя, но он не смел плакать, вместо этого он представлял себе большого злобного хищника, который сломал Никки шею в вагоне нью-йоркской подземки.

Поэтому Вуд помнил Спайка огромным и страшным. Всегда страшным. И когда он начал готовиться к битве - он знал, что это будет битва с собственным страхом, помимо того, что это будет битва с матерью, которая ушла от него, чтобы умереть.

@темы: BtVS, Ангстовый фик

Комментарии
2011-05-10 в 00:57 

Эко Линн
да ну мало ли. я вот вообще грибов опасаюсь - растут себе, молчат. а ну как что-то замышляют
Пронзительно. И правильно. Спасибо.

2011-05-10 в 16:17 

Tri/ish
Все мы друг другу попутчики ©
Мурашки по коже.
Спасибо.

2011-05-10 в 23:53 

Inigo Montoya
Эко Линн, Tri/ish

Я бы сказала - вам спасибо :)

2011-05-13 в 02:41 

фрау Марвин
no demon violence
Замечательно, как всегда.:hlop:

2011-06-25 в 20:48 

Inigo Montoya
фрау Марвин

спасибо :)

   

Мультифандомное сообщество гетного творчества

главная