Перуя
Жизнь как шоколад, но настоящий шоколад горький...
Фэндом: ориджинал
Название: Осколки счастья
Автор: Перуя и Neko Ciel
Пейринг: Андрей/Ольга, Андрей/Алиса
Рейтинг: R
Жанры: гет, ангст, драма
Размер: миди
Статус: в процессе
Саммари: Головой цесаревич Андрей понимал, что, как будущий император, он должен думать об империи и ее благе, а не о личном счастье. Но, как быть с сердцем?
Отказ от прав: Герои и мир принадлежат авторам
Размещение: с нашим авторством и ссылкой на размещение

1 глава
Проснувшись, Андрей не открывая глаз, перевернулся на спину, потягиваясь. Если бы не болела голова, он сказал бы, что утро прекрасно… Ох, последний бокал явно был лишним. Протянув руку, наследник русинейского престола обнял женское тело, таки приоткрыв глаза, чтобы убедиться, что произносит то имя.
- Олечка… - прошептал он, ища губами губы, как будто не насладился ими бурной совместной ночью. – Как я тебя люблю.
- Точно так же ты вчера говорил Анне, а позавчера Елизавете, а еще Наташе, Катерине и много кому еще, - хмыкнула девушка, прежде чем ответить на поцелуй. Погладила цесаревича по широкой груди.
Цесаревич вздохнул, перехватывая руку девушки и целуя ее ладошку:
- Это они тебе сказали? Глупости. Такого я им не говорил... - заверил он, однако, не скрывая существование этих персон. - Эти дурочки слышат то, что хотят услышать, вот и все.
- Эх, цесаревич... - вздохнула Ольга, чуть улыбнувшись, погладила парня по щеке. - Дуришь девицам головы, а они потом страдают. Еще немного и князья да графы обеспокоенные за дочерей, начнут жаловаться императору.
- Они и сами горазды кому угодно голову заморочить, - улыбнулся Андрей.
Что тут сказать, если при дворе любая готова прыгнуть в постель наследника империи, надеясь на что-то. Его вина была лишь в том, что он не мог отказать бедным девушкам, даря пусть и кратковременную, но надежду. Разумеется, не без взаимного удовольствия.
- Уже почти десять... Нужно вставать. Иначе тебя хватятся, а мне бы не хотелось, чтобы сюда нагрянул граф Хэмишер со всей царской охранкой, - девушка поднялась с постели, прикрываясь простыней, подошла к окну, смотря на сад. - Да и фрейлине ее Величества давно пора быть при дворе.
- Увы, вы правы, моя дорогая.
Подойдя сзади, он обнял возлюбленную, целуя обнаженное плечико Ольги. Расставаться не хотелось, но это было необходимо и неизбежно.
- Тогда я пойду и выиграю для моей любимой немного времени, чтобы она успела привести себя в порядок, - но прежде чем уйти, сорвал с ее губ еще один жаркий поцелуй.
А во дворце его уже встречала ее императорское Величество Софи Элейн, в замужестве и крещении Николаева Софья Дмитриевна.
- Ну, и где ты был? - спросила она, чуть прищурившись и поигрывая веером.
Она не была недовольна, скорее усмехалась. Немногим старше самого Андрея, она не могла его не понять.
Андрей усмехнулся:
- А где в это время может быть наследник престола? Работал в своей комнате.
Чтобы ни думала там себе мачеха, признаваться он намерен не был.
- О, ну если теперь ваша комната находится в особняке князей Вишневских, то вопрос отпадает, - усмехнулась молодая женщина, кивком приветствуя молоденькую фрейлину Лану (Светлану), которая, отвесив ей реверанс, скромно встала позади цесаревича.
- Вот и хорошо, - сказал Андрей, предпочтя проигнорировать первую часть реплики Софьи. Улыбнувшись Светлане, предложил. – Если вы не заняты, не составите мне компанию за чашкой кофе, милая?
- Если вы желаете, ваше Высочество, - ответила девушка, скромно опустив взгляд. Отвесив императрице еще один реверанс, Лана проследовала за цесаревичем и, только когда за их спинами закрылись двери малой гостиной, произнесла. - Прости, Андрей, я пыталась вас прикрыть, но видимо песики Хэмишера следили за тобой.
Цесаревич ласково скользнул пальцами по щеке девушки:
- Спасибо, дорогая. Не переживай, мы все понимали, что наши отношения – секрет лишь до поры, до времени. Слишком много глаз, и желающих посплетничать… - он вздохнул, усадив Светлану на диван и садясь напротив. Через несколько минут им подали кофе.
- Ты, правда, думаешь, что последние пять лет все такие дураки были не в курсе, что одна из твоих любовниц стало твоей возлюбленной? - чуть усмехнувшись, прелестница пригубила кофе после, добавив. - Но меня больше волнует, что именно сейчас император обратил на это свое внимание. Я думаю, он что-то задумал.
- Честно? Я надеялся… - цесаревич сделал глоток кофе, посмотрев на девушку. Он и сам заметил более пристальное внимание отца к нему и его связям. – Мне на ум приходит только одно. И меня это беспокоит.
- Тебе уже двадцать пять... понятное дело, что он... ну, в общем, подбирает тебе невесту, - тихо чуть виновато произнесла молоденькая фрейлина, высказывая их общее подозрения.
- Именно, - вздохнул Андрей. Ах, если бы он мог взять в жены Ольгу… но отцу не нужна местная невестка, ведь в мире столько стран, которыми он хотел бы завладеть, так или иначе. А его дети – разменные монеты. – И, боюсь, он не даст мне права отказаться.
- Увы, но в этой стране право отказываться имеет только император, - печально произнесла девушка, пересев ближе к цесаревичу и мягко коснувшись ладонью его плеча.
Андрей это прекрасно знал, как и все в этой стране. Но разве мог он так поступить с Ольгой? Заикнуться отцу – это подписать их связи смертный приговор, он просто избавится от помехи и все. Разве что, попытаться его обыграть… Вдруг захваченный своей идеей, он написал на листе бумаги:
«А если мы с Ольгой обвенчаемся?». Дав Лане прочитать, смял лист и бросил в камин, убедившись, что он рассыпался в пепел.
Прочитав записку, девушка побледнела, после быстро написав ответ:
«Ты хочешь подписать ей смертный приговор? Константин сошлет Олю, в лучшем случае! Да и венчание возможно разорвать!»
Светлана была совершенно серьезна, поджав губы.
Андрей тихо застонал, сжимая кулаки, и плюхнулся на диван. Все верно, с отца станется. Но что же тогда, их удел всю жизнь прятаться, встречаться тайком, видеть любимую в объятьях другого? Ведь однажды, ей придется создать семью. Или... отпустить? Нет, этого он сделать не мог.
- Ну, и что за стон умирающего лебедя? - с усмешкой спросил Константин, проходя в гостиную, - неужели прелестницы столь утомили тебя, Андрей?
Светлана предпочла смять записку и, кинув ее в камин, сбежать подальше от отца.
Андрей поднялся, приветствуя отца.
- Что это она так? - только и вопросил император вслед любимейшей дочери, которую берег, как главное сокровище. Впрочем, он мгновенно переключился на сына. - Андрей... Нам нужно поговорить.
- У меня отвратительные стихи… - сказал он, проводив сестру взглядом. Сердце оборвалось, он понял, что у него совсем не осталось времени.
- Это она их так раскритиковала? - криво усмехнулся император, не заостряя, впрочем, на этом особого внимания.
- Да, - цесаревич сел на прежнее место, допивая остывающий кофе и пытаясь сохранить спокойное выражение лица. - Я слушаю вас, отец.
Константин так же опустился в кресло, вольготно в нем расположившись, и не стал тянуть кота за хвост:
- Мне кажется, тебе пора жениться. Как ты понимаешь, невесту я тебе уже подобрал.
- О да, я и не ожидал, что вы спросите: кто мне по сердцу… - не скрывая горечи, заметил Андрей, посмотрев в лицо императору. – И кто же та несчастная?
- О, я надеюсь, ты сделаешь ее счастливой, - хмыкнул Константин, игнорируя этот взгляд сына. - Восемнадцатилетний ангел герцогиня Алиса Краптская. Она прибудет через пару недель, так что не разочаруй ни меня, ни самое главное ее.
- Боюсь, что мне все же придется вас разочаровать. Я никогда не смогу полюбить бедняжку, и не собираюсь менять ради нее свой образ жизни.
Андрей резко поднялся и, кивнув, обозначая окончание разговора, поспешил прочь из гостиной. Его переполняли отчаяние и гнев.
Нельзя сказать, что Константин ожидал чего-то иного. Все же, он всегда знал, что в этом тихом омуте такие черти водятся... Это Петр был достаточно покладистым в отношении отца, а вот Андрей...
Константин догнал сына мягкими уверенными шагами. Бежать - нет, это ниже императорского достоинства. Как раз успел закрыть дверь перед носом сына, не давая пройти в один из проходных залов.
- Может, ты и не собираешься менять свой образ жизни, я того и не требую, но будь более аккуратен. Если ты будешь с Алисой груб или неприветлив или же она узнает что-то о твоих похождениях, я без сожаления сошлю любую из твоих любовниц. Помни, от этого брака зависит благополучие и престиж империи.
Андрей прикрыл глаза, выслушивая отповедь отца, ни разу не перебив, дав ему высказаться. И только потом ответил:
- Ну что вы, папа, - на фрасийский манер заметил он, - это милое создание не заслужило моей грубости. Что до любовниц… когда вы изменяли матушке, вас престиж империи не так волновал.
- О, поверь, только им и руководствовался, - хмыкнул император, а после доверительно шепнул сыну. - Ты просто не представляешь, насколько удобно иметь N-количество внебрачных детей. Рассаженные на правильные места, они сделают все сами, а я как бы ни при чем.
Господи, как же мерзко. Андрей понимал, что отец без зазрения совести пользуется своей плодовитостью, но что все это было намеренно… Выдохнув, он шепнул в ответ:
- В таком случае, вы не будете возражать, если продолжу ваше дело, правда, отец, - усмехнулся он.
- Ну, к чему такое призрение к собственному отцу? Я же не отказываюсь ни от грехов, ни от детей, которых люблю, - чуть усмехнулся Константин. – Возражать, я и впрямь не буду, но еще раз напоминаю об осторожности. Боюсь, Алиса не выдержит предательства супруга.
Отстранившись, император направился прочь.
- У вас странное понятие о любви, мой император, - заметил Андрей вслед, впрочем, не стремясь быть услышанным. Спорить с отцом было практически бессмысленно. Да и о чем тут спорить? Головой цесаревич понимал его правоту относительно блага империи, каким был и союз с герцогиней Гремии. И, как будущий император, Андрей должен был думать об империи, а не о личном счастье. Но, как быть с сердцем?
Закрывшись в своей комнате, он открыл бутылку вина, собираясь напиться. Но буквально через мгновение в дверь легко, но требовательно застучали. Открыв, Андрей увидел на пороге Лану. Бледную и встревоженную.
- Фрейлинам только что сообщили о "твоем" решении жениться, и что твоя невеста прибудет через две с половиной недели, - произнесла она, закрыв за собой двери.
Он усмехнулся, наполняя бокал:
- Выпьешь со мной? Отпразднуем это счастливое событие… Знаешь, мне даже позволено иметь кого-то на стороне, главное, чтобы бедняжка Алиса ничего не узнала.
Андрей рухнул в кресло, делая щедрый глоток.
Девушка осторожно присела на край постели цесаревича.
- В этом весь отец, ты же знаешь... - Лана вздохнула. - Не буду говорить: стерпится-слюбится, время покажет, но с Ольгой тебе нужно будет объясниться в любом случае. Иначе она первая в списке ссыльных, ты и сам понимаешь.
Молодой человек вздохнул, не простой это будет разговор, болезненный:
- Понимаю, конечно. Как и то, что если она не примет ситуацию такой, какая она есть, мне придется с ней порвать, ради ее же блага.
Увы, другого выхода у них не было. Осушив бокал, он наполнил его по новой.
Лана мягко остановила Андрея, не давая ему выпить еще.
- Не надо… Ольга уже приехала. Я не хочу, чтобы ты напивался.
Приехала, значит ей, вероятно, уже сообщили эту радостную новость. Бедняжка… Цесаревич послушно отставил бокал.
- Ладно, после напьюсь, - он погладил сестрицу по щеке. – Передай ей, что когда у нее будет минутка, пусть зайдет.
- Хорошо, - кивнув, девушка поцеловала цесаревича в щеку и быстро вышла.
Ольга пришла много позже, и по ее лицу трудно было что-то понять, она сделала реверанс согласно дворцовому этикету, приветствуя цесаревича.
- Вы желали видеть меня, ваше Высочество?
Губ Андрея коснулась печальная улыбка. Он представлял, что должно твориться сейчас в ее сердце и прекрасной умной головке. Поднявшись, он подошел к девушке, заключая в нежные объятья и целуя ее в шейку.
- Любовь моя… - выдохнул он. – Прости меня.
Ольга мягко отстранилась от возлюбленного и даже отошла на пару шагов, создавая иллюзию расстояния меж ними.
- Вам не за что просить прощения, ваше Высочество, - Оля смотрела на Андрея спокойно и с достоинством. – Думаю, нам с вами стоит забыть обо всем, что было между нами.
- Забыть? – тихо переспросил Андрей, снова сокращая расстояние между ними и беря девушку за плечи. – А ты сможешь, сможешь забыть обо всем?
Фрейлина постаралась отстраниться, и Андрей смог почувствовать ее панику, желание защититься. Хотела ли она забывать? Нет, никогда. Поэтому ей нужно было сбежать как можно быстрее, потому что самообладание изменяло ей.
- Оля. Олечка… Я не откажусь от тебя, слышишь.
Он не желал ее отпускать, ни из своей жизни, ни этой комнаты. Потому что понимал, что если она уйдет сейчас, вернуть ее будет почти невозможно. И Андрей закрыл дверь на ключ.
- Хотя бы поговори со мной… - попросил он.
- Цесаревич, - медленно начала фрейлина, стараясь совладать с собой, - выпустите меня из комнаты. Или вы желаете скандала, о котором придворные сплетницы немедленно доложат вашей невесте?
Ольга опустилась в кресло с независимым холодным видом.
- Зачем ты так… Мне ведь тоже не сладко, знаешь? Ну, я же не виноват, что сын своего отца и жизнь моя не принадлежит мне в полной мере.
Он понимал, что выбор возлюбленной самый разумный и лучше расстаться и не мучить друг друга, но разве счастье не стоило того, чтобы попытать удержать его.
- Вот именно, что ты сын своего отца, Андрей, - спокойно произнесла молодая женщина, поднимаясь с кресла. - Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы, которые отец тебе, несомненно, устроит, - фрейлина отвела взгляд. - К тому же... может, ты полюбишь ее...
Ольга прижала пальцы к губам, стараясь сдержать слезы.
Видеть любимую в таком состоянии было больно, и он взял бокал с вином, одним махом осушив его до дна. Он не знал, как ему поступить.
- Если бы неприятности грозили только мне, я бы рискнул… Ах, Оленька, я так тебя люблю, но я боюсь сломать тебе жизнь. Потому, если ты попросишь меня, я уйду с твоего пути, - пообещал он.
- Андрюша... - Ольга поднялась с кресла и подошла к возлюбленному, забирая у него бокал. - Мой возлюбленный цесаревич...
Нежно поцеловав молодого мужчину в губы, едва касаясь, фрейлина направилась прочь. Только уйдя как можно дальше от покоев наследника престола, в уединенной зале дворца, она позволила себе слезы.
Когда девушка ушла, цесаревич швырнул бокал в стену и рухнул на постель, где они впервые оказались с Ольгой близки, пряча лицо в подушках. Слезы душили его. Через час, едва не сойдя с ума, он выехал из дворца верхом, направляясь, куда глаза глядят.
Но довольно скоро уединение цесаревича нарушил граф Хэмишер и его верные пёсики, как называла их Лана.
- Ваше высочество! Нельзя же исчезать, не предупредив! - едва не взвизгнул граф, подбегая к Андрею.
Андрей чуть не зарычал. В самом деле, как можно что-то сохранить в секрете, если за каждым твоим шагом следят?
- Я что, ребенок, которому нужно разрешение пойти погулять? – процедил он, дергая коня за поводья. – Что случилось, меня искали? Отец?
- Андрей Константинович, от вас пахнет алкоголем, - с укором произнес граф. - Нет, вас искала Ее Величество. Она хотела с вами поговорить. Впрочем, ваш отец так же не слишком доволен вашим исчезновением.
Цесаревич рассмеялся, нервно и безудержно:
- А что еще мне нельзя, граф Хэмишер? Может быть, танцевать с девушками, или спать нагишом?
Он послал коня галопом, не оглядываясь, чтобы проверить, следуют ли псы за ним. Он знал, что не отстанут. На душе было тошно, как никогда, и никто не мог помочь ему в этой беде. Примчавшись во дворец, он постучался и вошел к мачехе.
- Вы желали меня видеть?
- Да, Андрей, проходи, садись, - женщина отошла от окна и веером указала на кресло. - Я хотела бы поговорить о том, что... В общем, Алиса прибудет несколько раньше. А именно через четыре дня. Мы посовещались с твоим отцом. Ну как... Он сам все решил. В общем, ее фрейлинами станут Лана и Оля.
Императрица была растеряна.
- И о чем здесь говорить, если все уже решено? Могли бы известить запиской, - негатив копился и сочился наружу. Конечно, Софья Дмитриевна была ни в чем не виновата, но Андрей ничего не мог с собой поделать. – Отец у себя?
- Он словно издевается, - тихо произнесла растерянная женщина, как будто не услышав слов пасынка. - Я не понимаю, почему он принял решение приставить к Алисе Ольгу... Это ведь... Это так жестоко...
Андрей вздохнул, легко сжав плечо женщины:
- Полагаю, это его месть своему любимому сыну, - горько усмехнулся он. – С вашего позволения, я оставлю вас.
Он направился прочь, сжимая кулаки так, что ногти впились в кожу. Будет ли разумно идти и требовать освободить возлюбленную от этого назначения, не сделает ли он только хуже? Найдя Ольгу, он ухватил ее за локоть, не предпринимая попыток обнять, смять ее губы в поцелуе…
- Оленька, нам надо поговорить.
Ольга лишь устало вздохнула, послушно следуя за цесаревичем.
- Конечно, ваше Высочество.
Девушка была бледна и выглядела очень усталой, по ее чуть покрасневшим глазам можно было понять, что она долго плакала. Андрей отвел ее в уединенный зал, усадив на диван. Сев рядом, сжал в ладонях ее холодные пальчики, целуя их.
- Прости меня, радость моя, - попросил он. Вздохнув спросил. – У тебя есть какая-нибудь причина покинуть на время двор? Я попрошу Софию Дмитриевну, уговорить императора отпустить тебя.
Девушка покачала головой:
- Его императорское Величество уже говорил со мной и ясно дал понять, что моего отказа он не примет.
Ольга с силой сжала пальцы возлюбленного в ответ, цепляясь, словно за соломинку.
- Даже так… - цесаревич прикрыл глаза, пытаясь подавить вспышку гнева. Чего отец добивается, чтобы он пошел к нему на поклон? Посмотрел на девушку. – Я попробую сам поговорить с ним.
Пользуясь моментом, он снова поцеловал ее нежные пальцы.
Ольга неуверенно поднялась на ноги.
- С вашего позволения, цесаревич, я поеду домой, - спокойно произнесла она, взглянув на время, а после едва слышно добавила. - Что-то мне дурно...
Андрей поднялся следом, придерживая Ольгу за локоть. Он был обеспокоен:
- Я провожу тебя до кареты.
Нет, он должен что-то сделать. Иначе положение превратится в сущую пытку для всех, он не сможет, постоянно видеть свою любимую и не сметь прикоснуться. Он должен отговорить отца.
- А как прекрасно начинался этот день, - вдруг нервно усмехнулась фрейлина, уже забираясь в карету. - Меня утешает лишь одно, я точно буду знать, где ты и с кем ты. Ну, хотя бы первые недели две...
- Прошу, береги себя, дорогая моя.
Посмотрев карете вслед, цесаревич решительно зашагал к кабинету отца. Если на то пойдет, он готов был заключить сделку, лишь бы хоть малость искупить вину перед Ольгой. Попросив доложить императору о своем визите, он попытался успокоиться, чтобы поговорить спокойно, без «истерик».
- Я выбрал фрейлин для Алисы из-за их репутации и личных качеств, Светлана и Ольга прелестные, образованные девушки, которые помогут Алисе адаптироваться при дворе, - спокойно произнес Константин, даже не отрываясь от документов, но после все же поднял взгляд на сына. - Или же ты считаешь эти кандидатуры неподходящими?
- Я бы хотел, чтобы вы заменили Ольгу, - прямо высказал свое пожелание Андрей. – Она, несомненно, достойна, но… Мне показалось, что ей нездоровится последнее время. Да и Софья Дмитриевна призналась, что ей будет не хватать Ольги среди своих фрейлин.
- У Софьи Дмитриевны этих фрейлин... К тому же, я же не ссылаю Ольгу куда-то, - судя по лисьему, насмешливому взгляду императора, это был очень явный намек. - Она будет здесь, при дворе, и сможет с ней общаться.
Конечно, император все знает, было глупо надеяться на обратное. Цесаревич стиснул кулак, удерживая сам себя.
- А моей личной просьбы будет недостаточно?
- Увы и ах, - хмыкнул император, - в данном случае я руководствуюсь благополучием твоей будущей супруги, а не твоими капризами. Или, ах нет, это ведь был каприз моей прекрасной жены...
Константин насмешливо усмехнулся.
Андрей покачал головой. Отец всегда был так неумолим…
- Я понимаю ваше желание отомстить мне, отец. Но причем тут Ольга?!
Константин лишь покачал головой.
- Ты совсем еще мальчишка. Я никогда не мщу. Это личное чувство. Я же в большинстве своем руководствуюсь благом страны и благополучием тех, от кого это благо зависит.
- Но за этим не видишь чувств отдельных людей. И бываешь так жесток…
И этой жестокости Андрей не мог понять. Он любил отца, но многое не мог ему простить. Не мог его понять.
- Увы, - пожал плечами Константин, - мы с тобой прекрасно знаем, что происходит со странами, если в их главе стоит мягкий и добрый человек. Если это все, что ты хотел, то с твоего позволения, я вернусь к работе.
- В вашей груди камень, отец.
Андрей быстро вышел, оставляя императора наедине с бумагами. И отправившись в свою комнату, прикончил початую бутылку, предварительно закрыв дверь на ключ, чтобы никто не мог ему помешать.

Следующие четыре дня, Ольга старалась не пересекаться с цесаревичем. А на пятый, утром, они уже встречали Алису, которая прибыла вместе с посольской делегацией Гремии.
Девушка и впрямь напоминала ангелочка или, что скорее, ребенка. По-детски широко распахнутые глаза, блестящие от восторга, смущение, что залило бледные скулы. Ей только-только исполнилось восемнадцать, и она никогда не покидала отчий дом.
Андрей украдкой вздохнул, разглядывая невинное создание, так же ставшее жертвой во имя блага их стран. Наконец, надев на лицо улыбку, он сделал шаг навстречу, целуя тонкую ручку невесты.
- Добро пожаловать в Русинею, милая Алиса. Надеюсь, она понравится вам и станет вторым домом.
- Цесаревич Андрей, - прелестница сделала реверанс. - Я так рада, наконец, познакомиться с вами.
Девушка говорила с легким акцентом, чего явно смущалась и виновато смотрела на Андрея. У окружающих создалось впечатление, что она уже без памяти влюблена.
- О, я польщен, сударыня. Такой красивый нежный цветок и думал обо мне… право, я не достоин.
Отвешивая невесте комплементы, которых она, впрочем, заслуживала, наследник империи старался не смотреть в сторону возлюбленной. Не отпуская пальчиков Алисы, он потянул девушку за собой:
- Хочу представить ваших фрейлин: Лана и Ольга. Они вам понравятся.
Алиса бледнела и краснела, держа цесаревича за руку. Фрейлины сделали реверанс, и она ответила им взаимностью.
Сестра Андрея и его возлюбленная улыбались будущей супруге цесаревича, и это даже смотрелось искренне, вот только во взгляде Ольги была какая-то смешинка, когда она посмотрела на наследника престола. О чем она думала в этот момент, было не понятно, может что-то замышляла, а может просто вспоминала что-то.
- Вы, наверное, устали с дороги. Может быть, мы пройдем в гостиную, выпьем чаю?
Да, он был любезен. В конце концов, девушка не виновата, что ее приезд разрушил их и без того хрупкое счастье. Им придется прожить вместе всю жизнь, и он не хотел превращать ее в ад, хотя бы для этого ангела. А кроме любви, на свете существовали и такие вещи, как уважение, дружба, понимание…
Фрейлины послушно последовали за цесаревичем и его невестой. Алиса восхищено оглядывалась, рассматривая роскошные дворцовые интерьеры. И все не отпускала руки будущего супруга. За чаем ангел все щебетала. Фрейлины были милы и вежливы. И, судя по всему, даже умилялись этой ее детской непосредственности.
Рядом с этим ребенком, заразившим своим позитивом все вокруг, Андрей даже на время позабыл о своих горестях. Девушка была прекрасна и приятна в общении, вот только, воспринимать ее как невесту, было выше его сил. И дело было даже не в том, что его сердце было отдано другой. О ней хотелось заботиться, как о сестренке.
В эту ночь фрейлины остались ночевать во дворце, чтобы если что помочь Алисе. И, когда на мир спустилась глубокая ночь и во дворце погасли почти все окна, цесаревич, изведшийся в пустой холодной постели, выскользнул из своей спальни. Тенью метнувшись по коридору, постучался в опочивальню Ольги. Не уверенный, что ему откроют, но не в силах отказать себе в этой отчаянной попытке.
Послышались шаги, замершие у двери. Минуты две Ольга не открывала, но после тихо отварила дверь. И отошла, пропуская цесаревича в спальню. Она уже была одета ко сну. Молчала.
- Оленька, родная моя… - Андрей ласково скользнул пальцами по ее бледной щеке, борясь с желанием стиснуть в объятьях. – Прости, я просто хотел увидеть тебя.
Ольга не подняла на Андрея взгляда. Мягко отстранившись, Вишневская закрыла дверь на ключ и только после этого позволила себе прильнуть к груди возлюбленного.
- Ты сумасшедший, цесаревич... - прошептала она, зажмурившись.
- Я знаю, - тихо выдохнул он, обнимая. Какое это было блаженство, держать в руках эту восхитительную, желанную женщину. И искушение… Приподняв к себе ее личико, он коснулся ее губ своими.
И Ольга не нашла в себе сил отстраниться. Чуть приоткрыла губы, гладя Андрея по плечам, словно умоляя о поцелуе. И цесаревич подарил его, страстный, горячий, крепко сжимая девушку в объятьях. А потом он уже не контролировал страсть, охватившую их обоих. Оттеснив Ольгу к кровати, он уложил ее на одеяло, продолжая целовать и скользить ладонями по полуобнаженному телу.
Ольга отдавала себя словно в последний раз, только почти не стонала, боясь разбудить кого-нибудь. Старалась запомнить каждую черточку его лица, ощутить и запомнить каждое его прикосновение. Запомнить навсегда. Эта обреченность передалась и Андрею, который никак не мог насытиться этим телом, насмотреться на любимую, раскрасневшуюся, с рассыпавшимися по подушкам вьющимися локонами, впитать в себя ее тепло. А потом долго нежил, обессиленную, в своих объятьях, шепча ласковые, запретные теперь слова.
- Как же я тебя люблю, Оленька…
Вздохнув, Ольга прильнула к груди цесаревича, слушая его сердцебиение.
- Андрюш... - тихо прошептала она. - Нам нельзя больше встречаться, - подумав, добавила едва слышно. - Алиса хорошая девочка, может у вас что-то и получится...
Наследник империи вздохнул, гладя ее по плечу:
- Оля, она же совсем дитя. Я не представляю, как в постель с ней лягу…
И все же, любимая была права, встречаться рискованно. Один неверный шаг и император, не задумываясь, выполнит свои угрозы. А этого, он точно не переживет.
Ольга нежно поцеловала возлюбленного.
- Ты справишься... я верю. А теперь тебе пора. Скоро утро.
Тихо простонав, Андрей обнял девушку на прощание и покинул ее комнату.
Прошло еще несколько дней, за которые милая Алиса более-менее освоилась при дворе императора Константина, вот только с Андреем все как-то не шло. Он очень нравился герцогине, но она совершенно не могла понять, почему он, не то чтобы холоден, но отстранен по отношению к ней.
- Андрей мне так страшно, - тихо призналась девушка. В своем платье цвета шампанского она была еще больше похожа на ангела. - Ведь все будут смотреть на меня.
- Ну что вы, Алиса... - улыбнулась ей Ольга в своем прекрасном платье цвета голубого льда, с открытыми плечами. - Вы прекрасны, не сомневайтесь. Идемте, нас уже заждались.
Ольга, источающая уверенность и обаяние, воистину царственной походкой направилась в тронный зал, где уже собрались гости.
- Конечно, будут, ведь вы самая прекрасная девушка в этой стране, - улыбнулся, цесаревич. Но сам смотрел на другую женщину, не менее прекрасную, но которой он больше не принадлежал.
Взяв невесту за руку, ободряюще сжав холодные от волнения пальчики, он увлек ее следом за возлюбленной.
В зале их встречали аплодисментами, на что Ольга благоразумно отступила в тень. Слово взял император и произнес одухотворенную речь о том, как он рад узнать, что его сын выбрал себе невесту столь нежную и прекрасную. И все сделали вид, что поверили.
Бал открывали жених и невеста.
Улыбнувшись, Андрей вывел герцогиню в центр зала, шепнув:
- Ну же, не волнуйтесь так, Алиса. Это просто танец.
Пальчики девушки подрагивали, и он нежно поцеловал их. Увлек ее в вальс, закружил, обнимая за талию, точно фарфоровую статуэтку.
Когда тур вальса был завершен, бал можно было считать открытым.
Юные фрейлины щебетали с юными и не очень аристократами. Лана и Ольга не были исключением, разве что старались не отходить далеко от Алисы.
К Ольге в этот вечер со стороны противоположного пола было приковано какое-то особое внимание или же Андрею это почудилось? Сам он был вынужден оставаться в центре внимания, представляя всех, кто желал быть представленным его невесте, не отходившей от него ни на шаг. Наконец, он уговорил Алису пойти танцевать с министром образования, просто горевшим желанием, а сам пригласил Ольгу.
- Какой бесконечный бал… - вздохнул он, вдыхая аромат ее духов.
- С каких пор вас тяготят подобные мероприятия, ваше Высочество? - тихо поинтересовалась фрейлина с холодной вежливой улыбкой.
От Ольги буквально веяло этой холодной вежливостью и ничем более, словно и не было пяти лет...
- С тех пор, как я перестал принадлежать себе.
Им владело страстное желание прижать девушку к себе сильнее, опалить дыханием шею, но он удержал себя в рамках, понимая, чем это может обернуться.
Некоторое время спустя императрица Софья позвала пасынка, его невесту и ее фрейлин на балкон, подышать свежим воздухом, ведь в зале было крайне душно.
- Оленька, вы бледны, милая, - обеспокоенно начала императрица, но окончания фразы девушка не услышала, потеряв сознание.
Поймав падающую девушку, Андрей и сам побледнел. Открыв веер возлюбленной, он стал обмахивать ее лицо. Пытаясь не показать, сколь силен его испуг и тревога.
- Лана, дорогая, сбегай за доктором, - как можно спокойнее попросил он. Улыбнулся невесте, расстегнувшей фрейлине верхнюю пуговичку, облегчая вздох.
Прибежавший доктор привел девушку в чувства, а после, ее растерянную и ослабевшую отвели в покои.
По какой-то ему одному известной причине, Константин скользнул за ними.
Андрею хотелось бежать следом, но он понимал, что не может этого сделать, все, что ему оставалось, это ждать вестей. И он фальшиво улыбался, делая вид, что счастлив, все, чтобы Алиса ни о чем не догадалась.
Вскоре император и его супруга вернулись к гостям. Софья была растеряна, а супруг все время одергивал ее, шипя что-то на ухо.
Бал продолжался до самого утра, но не Ольга ни, Лана к гостям так и не вернулись.

2 глава
К концу бала, Андрей в конец извелся от беспокойства. И, наконец, проводив невесту до ее комнаты и пожелав ей крепкого сна, он поспешил к спальне Ольги, тихо поскребшись в ее дверь.
- Оленька…
Но Ольга не ответила, зато к Андрею подошел Константин и мягко пресек все действия сына.
- Не тревожь ее, Андрей. Уже поздняя ночь. У девочки переутомление, - тихо произнес император, расстегивая воротник рубашки.
Цесаревич вздохнул, отступая от двери и поворачиваясь к отцу:
- Я же говорил, что она неважно себя чувствует, - произнес он с укором. Сердце билось от желания просто взглянуть на любимую, один раз, чтобы убедиться, что она все еще здесь.
- Да, я знаю. Не заставляй меня чувствовать себя еще более виноватым, - Константин чуть скривился, подумав, добавил. - Поэтому через несколько недель, как только наступит сезон, она отправится в поместье в Карлинских горах.
Почему-то в раскаяние отца не верилось, скорее, император воспользовался удачным стечение обстоятельств, чтобы разлучить их. Чтобы они случайно не выдали себя перед Алисой, а там и… с глаз долой, из сердца вон. И все же, сейчас Андрей был рад этому, ведь он сам хотел оградить любимую от необходимости наблюдать, как он флиртует со своей невестой, от присутствия на их свадьбе.
- Хорошо, отец. С вашего позволения, я пойду к себе. Доброй ночи, - откланялся он.
Откланялся и не заметил, как Ольга все же открыла дверь и впустила в свои покои императора.
В стенах императорского дворца слухи распространяются со скоростью стихийного бедствия. И потому за завтраком на двоих взволнованная Алиса обратилась к будущему супругу.
- Андрюша, я не хочу ничего сказать и никого обвинить, но... - прелестница собралась с духом, - во дворце поговаривают, что... У вашего отца роман с Оленькой Вишневской, моей фрейлиной.
Цесаревич едва заметно вздрогнул, но удержал чашку, не пролив ни капли. Нет, он не думал, что Ольга могла изменять ему с отцом, но все же слова ранили.
Он заставил себя небрежно улыбнуться:
- Дорогая моя Алиса, не стоит верить всему, что вы слышите при дворе. Наши дамы способны и из пустяка сделать сенсацию, причем на пустом месте. У Ольги есть возлюбленный и, смею вас заверить, это не мой папенька.
Девушка покраснела и совсем по-детски попыталась оправдаться:
- Я слышала, как это обсуждают фрейлины, и подумала... - окончательно смутившись, прелестница умолкла и продолжила свою трапезу, по ее окончанию спросив. – Может, вы желаете прогуляться, Андрюша? Сегодня чудная погода...
Андрей с прошлого вечера желал лишь одного - увидеть Ольгу, но кивнул, поднимаясь и протягивая руку невесте. Выйдя с ней в сад, повел тенистыми аллеями, что-то рассказывая, но через минуту не в силах вспомнить, о чем именно. Вдруг Алиса остановилась, делая реверанс, и он поднял взгляд, чтобы увидеть возлюбленную под руку с отцом.
- Теперь понятно, откуда эти нелепые слухи, - заметил он, кивая отцу. – Оленька, рад, что вам уже лучше. Вы нас так напугали вчера…
Ольга так же сделала реверанс, приветствуя цесаревича и его будущую супругу.
- Я не хотела, ваше Высочество, - опустила она взгляд.
- Слухи? - вопросительно приподнял бровь император. - Не понимаю о чем ты, сын.
Ольга же так и не поднимала взгляда от земли.
- О вашей связи с Ольгой, разумеется, - ответил Андрей, пытаясь поймать взгляд любимой, не мог.
Ольга вспыхнула, заливаясь краской, на лице же Константина не дрогнул ни один мускул, хотя обычно он реагировал на такие новости усмешкой или же скукой.
- Дворцовые сплетницы перебрали все темы и решили разнообразить свое щебетание очередной небылицей? - вопросил император, вновь беря свою спутницу под руку, и уже вместе с сыном и будущей невесткой повел Ольгу вглубь дворцового парка.
- Боюсь, что так, - слабо улыбнулся Андрей, испытывая облегчение и в тоже время не понимая, что происходит с Ольгой, обычно такой уверенной в себе. – Я как раз говорил Алисе, что не стоит верить досужим сплетням.
Присутствие Ольги, пусть и такой непривычной, чужой, приподняло его настроение, и он боялся представить, как будет жить, когда она уедет.
Через час все разошлись по своим делам. Точнее, Константин потащил Андрея работать, а Ольга осталась отдыхать в саду с Алисой, которая сразу начала расспрашивать фрейлину о чем-то, как только мужчины отошли на приличное расстояние.
Днем все было тихо, но вечером вновь по дворцу пронесся заинтригованный шепоток: император заперся с Ольгой Вишневской в своем кабинете. И это было невыносимо… Сколь бы он не отмахивался, но подозрения не оставляли его, ведь он хорошо знал своего отца. Оставив Алису в окружении кавалеров, желавших пообщаться с ней, Андрей улизнул из зала и, решившись, без стука вошел в кабинет отца.
Они сидели на диване. У Константина в руке был бокал вина, она же положила руки ему на плечо, а на них примостила подбородок, они что-то тихо обсуждали, и на лице Ольги была написана тихая грусть, но вместе с тем умиротворенность. Заметив Андрея, император мягко отстранил от себя оцепеневшую Ольгу, которая круглыми от ужаса глазами смотрела на цесаревича.
Конечно, сцена была вполне невинная, не в пример тому, что могло нарисовать воображение Андрея, слишком хорошо знавшего своего отца. Но реакция Ольги была красноречивее слов. Он не винил ее, нет, понимая, что император мог очаровать и запудрить мозги любой женщине, этим он пошел в него… А она сейчас потеряна и сломлена последними новостями, и от того слаба.
- Как ты мог, отец! Ты ведь знаешь, что мы… - он не смог договорить. Да и смысл? – Ненавижу тебя.
Константин медленно поднялся с дивана и отглотнул вина
- Андрей, сынок, тебе не кажется, что ты слишком импульсивно реагируешь для юноши, который в скором времени женится на ДРУГОЙ девушке? - спокойно произнес император, холодно смотря на сына.
Ольга же подошла к окну и застыла у него, не смотря на мужчин.
- Навязанной мне вами, не забывайте, отец, - напомнил он. - Кроме того, вы сами женаты на другой. Но это не мешает вам развлекаться на стороне... С женщиной, которой принадлежит сердце вашего сына!
Ольга тихо обняла себя руками и вся как-то сжалась, заметив это, Константин резко оборвал сына.
- Прекрати истерику, Андрей. Ты прекрасно знаешь правила, по которым недопустимы морганатические браки (брак с подданными, дети от подобных браков не имеют права на трон), ты так же осведомлен о моих планах по поводу Гремии, поэтому прошу, закрой рот и не доводи девушку!
- Так я и женюсь, исполняя вашу волю! Так оставьте мне право хоть на осколки счастья, отец! Оставьте Ольгу в покое. Вы же наиграетесь и бросите ее! А я… я всегда буду ее любить, - он подошел к девушке и сжал ее плечи. – Почему ты молчишь, Оленька? Ты же знаешь моего отца… Он что, заставил тебя?!
Ольга словно сжалась в комочек, после распрямила плечи и тихо вздохнула:
- Не прикасайся... - тихо произнесла она, накрыв ладони Андрея своими ледяными дрожащими пальчиками. Мягко скинула их. - И не говорите глупостей, ваше Высочество.
Цесаревич отступил:
- Хорошо, Оля, - тихо сказал он. Но если она думала, что переубедила его, то она ошибалась. Повернувшись к императору, он сжал кулаки, сдерживаясь. – Но учтите, отец, если вы не оставите ее в покое, мне придется огорчить вашу невестку. Подумайте, на кону благо империи… - усмехнулся он и вышел.
Услышав тихую усмешку отца.
- Николаевская кровь.

На следующие утро девушки сидели в маленькой гостиной. Алиса придирчиво рассматривала себя в зеркальце, словно пытаясь понять, что же в ней не нравится Андрею, Лана гадала на картах, а Ольга читала книжку.
- Вы, правда, верите в гадания, Лана? - вдруг спросила Алиса, посмотрев на фрейлину.
- А почему нет? - улыбнулась ей девушка. - А вы не верите?
- Я не знаю... - смутилась девушка. - У нас в семье это было не принято...
- Алиса, а вы знаете, что род Николаевых идет от царя Эдмиана, что объединил несколько царств, основав Русинею? - спросила Ольга, закрывая книжку. - Поговаривают, что он был магом и при том очень сильным.
- Правда? - то ли восхитилась, то ли испугалась прелестница, сразу же требуя подробностей.
Константин же в это время пропесочивал мозг сына, пытаясь заставить Андрея работать, а после, сдавшись, бросил бумаги на письменный стол и вдруг произнес:
- Поместье в горах уже готово. Как только сойдет снег, Ольга отправится туда. Не позже чем через две-три недели.
- Вот как… - цесаревич еще никогда не был так рассеян, он честно пытался сосредоточиться на делах государства, но все мысли были об Ольге, о разлуке и ее отношениях с отцом. Наверное, поэтому ему было так тяжело находиться с императором в одной комнате. – Простите, с вашего позволения, я пройдусь, навещу свою невесту. Мне душно…
- Конечно, - пожал плечами император. - От тебя толку все равно нет.
Андрей ничего не ответил, молча покинув кабинет. Услышав в гостиной голоса, он тихо приоткрыл дверь. Девушки болтали, смеялись и даже бледные последние несколько дней щечки Ольги заиграли легким румянцем. Несколько минут цесаревич просто любовался возлюбленной, казалось, вернувшейся во времени туда, где еще была прежней. Она как раз заканчивала рассказ о славном предке королевского рода, и он, наконец, решился, надев на лицо беззаботную улыбку, скользнув в помещение.
- Приветствую милых дам. Дорогая Алиса, вы сегодня прекрасно выглядите. Впрочем, как всегда, - поцеловал он невесте ручку. После осчастливив и остальных дам. – Лана, ты гадала? Погадай и мне.
- Если вы желаете, ваше Высочество, - улыбнулась брату Лана, тасуя карты и раскидывая их, после смотря на расклад долго и задумчиво, словно решаясь. - Совсем скоро многое в твоей жизни измениться. Возможно, даже не более чем через год, ты станешь отцом.
Тут Алиса смущенно вскрикнула, закрыв личико руками, на что Ольга рассмеялась.
- Невинное дитя...
Андрею даже стало неловко. Нет, ну вот как ему будет ее в постель тащить, а? И он на миг почувствовал себя старым развратником… Но мысль о ребенке, пролилась бальзамом на его душу. Цесаревич вообще любил детей.
- Ах, Алиса. Как вы милы в своем смущении, - улыбнулся он, впервые поцеловав свою невесту… в пунцовую щечку.
Алиса покраснела пуще прежнего, но все же решилась чуть повернуть голову и подставить под поцелуй супруга нежные чувственные губы. Андрей не хотел этого. Не сейчас и не здесь, не при Ольге… Но разве мог он отказать в этой немой и вполне законной просьбе? И, прикрыв глаза, он подарил Алисе поцелуй, нежный, мягкий и чувственный, чуть приобняв ее за плечи.
Когда они оторвались друг от друга, Ольга уже сидела в кресле, обмахивая себя веером и наблюдая за будущими супругами с мягкой снисходительной улыбкой.
- Вы великолепно смотритесь вместе, - заметила она, после сразу добавила. - Ваше высочество, вам нужно уделять невесте больше времени.
Андрей заставил себя улыбнуться:
- Спасибо за совет, дорогая Ольга. Но, увы, государственные дела требуют моего присутствия… А как развивается ваш роман? Надеюсь, ваш избранник внял моему совету?
- Мой возлюбленный внемлет лишь тем советам, что выгодны для него, - мягко улыбнулась Ольга Андрею.
Алиса вскинула взгляд на фрейлину:
- У тебя есть возлюбленный?! Но кто же он, Оленька?
- О, он прекрасный человек, Алиса... - вновь улыбнулась фрейлина, на мгновение прикрывая глаза, словно пытаясь справиться с головокружением или же болью.
Вот как, уже возлюбленный… быстро же он ее обработал. Андрей на мгновение стиснул кулак. Но заметив внезапную бледность любимой, осторожно коснулся ее плеча.
- Оленька, вам плохо? Может быть, проводить вас в комнату? – предложил он.
- Благодарю, но я, пожалуй, сама, - вежливо улыбнулась Ольга, но при попытке подняться на ноги, едва не упала, тихо охнув.
- Сама, сама… - пробурчал цесаревич, поддержав девушку. Подхватив ее на руки, отнес в комнату и бережно уложил на кровать. Провел рукой по щеке. – Что с тобой, Оля?
Какое уж тут переутомление…
- Ничего особенного, - спокойно ответила девушка, отстраняясь от ласки цесаревича. - Просто мне нужно как можно быстрее оказаться подальше от шума столицы. Идите, Ваше Высочество, не стоит расстраивать Алису.
Андрей вздохнул, отступая от постели:
- Ты стала такой чужой, будто между нами и правда ничего не было. Знаешь, это больно… - заметил он. - Поправляйся.
Он тихо вышел, но еще несколько минут стоял у дверей дорогой комнаты, прежде чем вернуться к невесте и, снова сжав ее плечи, поцеловать.
- Как вы смотрите на конную прогулку завтра утром, милая Алиса?
- Я буду только рада, Андрюша, - засветилась она настоящим счастьем и, не сдержав эмоций, кинулась к цесаревичу на шею.
- Значит, договорились, - улыбнулся он, скользнув ладонями по спине девушки, прежде чем мягко отстранить ее. – А сейчас я должен извиниться и покинуть вас, милые дамы. Я ведь на минутку вырвался из лап отца.
Вот только Константин в кабинете был не один, они негромко разговаривали с главным придворным доктором:
- Девочка долго не выдержит. Столько стрессов... - тихо произнес мужчина.
- Да знаю я, знаю, - устало вздохнул император. – Но пока снег не сойдет... Главное успеть до венчания...
Сердце цесаревича оборвалось. Оля, Оленька… Но как же так, что за хворь поселилась в любимой, и как он не заметил этого раньше? Как он мог быть так слеп… От одной мысли, что он может потерять ее, совсем, навсегда, становилось трудно дышать. Как и от мысли, что он невольно усугубляет ее состояние приступами ревности. В конце концов, отец прав в одном – он теперь принадлежит другой и это ему следует оставить Ольгу в покое, позволив строить свою жизнь дальше, так, как она того пожелает.
- Доктор, что с Ольгой? На самом деле, - вымолвил он, ворвавшись в комнату.
Мужчины вздрогнули и посмотрели на юношу:
- Эта болезнь связана с нервной системой, - сразу нашелся доктор. - Сударыне нужно больше отдыхать, быть подальше от интриг и, извините, вас, ваше Высочество. Если не обеспечить ей полный покой, то может случиться всякое.
Андрей медленно опустился на ближайший стул, на миг прикрыв глаза рукой. Посмотрел на мужчину:
- Но она же поправится, правда? – с надеждой спросил он. Это было сейчас самое главное.
- Да, со временем этой пройдет, но времени понадобиться очень много, - спокойно ответил мужчина, в то время как император подошел к сыну и потрепал его по плечу.
- Не рви ей сердце, Андрей, - тихо произнес Константин и вложил в ладонь сына бокал коньяка.
- Да, - тихо сказал цесаревич, проглотив соленый ком, подступивший к горлу и запил его коньяком. Что угодно, лишь бы Ольге было хорошо. Сам не свой, он медленно подошел к столу и собрал в папку недочитанные ранее бумаги. – Свои соображения относительно реформы, я предоставлю завтра, после прогулки с Алисой, - пообещал он. – Простите, я пойду к себе.
Откланявшись, он удалился.

В последующие пару недель Ольга появлялась во дворце императора редко, предпочитая прибывать дома в тишине и спокойствии, но даже в ее почти постоянное отсутствие дворцовые сплетницы не знали покоя, обсуждая, что же с ней и кто же ее возлюбленный. Да и свадьба цесаревича была уже близко.
Андрей очень тосковал по своей возлюб… по Ольге, пытаясь привыкнуть к мысли, что отныне они чужие. Забыть все, что между ними было, не старался, ибо это было невозможно, да он и не хотел, только спрятал в укромный уголок сердца, чтобы не потерять. И переключил все свое внимание на невесту, узнавая ее, приучая себя «любить» ее, и в какой-то момент заметил, что не всегда может отличить игру от реальности.
Алиса, кажется, была совершенно счастлива и старалась не отходить от будущего супруга ни на шаг, когда тот был свободен, и тянулась к нему словно цветок к солнцу.
- Андрюша... - начала она как то вечером, когда они остались наедине. Тихо, смущаясь и краснея. - Я понимаю, что наша свадьба это только политический процесс, но вы нравитесь мне и... Я люблю вас, Андрей.
Этого признания цесаревич ожидал и боялся, ведь он не мог заставить себя произнести эти слова другой, даже в своей комнате, репетируя перед зеркалом. Тепло улыбнувшись невесте, он обнял ее, прикрывая глаза, и поцеловав в макушку, прошептал:
- Вы тоже очень мне нравитесь, Алиса.
Девушка лишь печально вздохнула, зажмурившись и обнимая будущего супруга крепче.
- Вам претит этот брак, я понимаю, но... Я постараюсь, чтобы вам было хорошо со мной, - тихо произнесла Алиса, потянувшись за поцелуем.
- Простите меня, Алиса, - попросил он, даря ей поцелуй, а после зарываясь лицом в волосы. – Вы замечательная, правда… просто я еще не готов сказать это.
Но скажет, обязательно скажет однажды, потому что этот ангел достоин счастья.
Счастливо улыбнувшись, со слезами на глазах, девушка крепче обняла возлюбленного, робко поцеловав его в плечо. Словно вновь набравшись смелости, Алиса нежно коснулась губами губ возлюбленного, вовлекая его в поцелуй. И в этом поцелуе они не заметили, как тихо приоткрылась дверь и на пороге, словно фарфоровая кукла застыла Ольга. Чуть улыбнувшись, фрейлина тихо выскользнула прочь.
Буквально через несколько минут сплетницы вовсю обсуждали, что, только прибыв ко двору, Вишневская первым делом направилась к императору, где и находилась сейчас.
И подобные слухи по-прежнему ранили цесаревича, сумевшего скрыть тихий вздох. Но он уже смирился и держал данный себе зарок, озвученный в присутствии свидетелей. Заставив себя улыбнуться, он потянул Алису прочь:
- Пойдемте в сад, дорогая, а то воздух здесь скоро накалится, - бросил он недовольный взгляд на сплетниц.
- Конечно, ваше Высочество, - чуть улыбнулась прелестница, следуя за возлюбленным.
Вскоре в сад вышли Константин и Ольга. Как только они столкнулись на одной из дорожек сада, девушка сделала реверанс:
- Ваше Высочество, Алиса – улыбнувшись, поприветствовала она их обоих.
- Оленька! - Алиса явно была рада видеть свою фрейлину. - Вам наконец-то стало лучше!
- Немного, - чуть улыбнулась Вишневская. - Но боюсь не на столько, чтобы должным образом выполнять обязанности фрейлины. Сегодня я последний день при дворе. На рассвете я уже направлюсь в Карлинские горы.
Андрей улыбнулся Ольге, целуя ручку:
- Вы главное поправляйтесь, чтобы в следующем сезоне мы имели удовольствие лицезреть вас, - попросил он, надеясь, что стук его сердца не слышен никому. – Вы же не лишите нас его, правда?
- Я надеюсь на это, - чуть улыбнулась девушка, сделав легкий реверанс. - Я буду очень рада увидеть вас вновь. И я счастлива, что была вашей фрейлиной, принцесса Алиса.
Ольга сделала акцент на будущий титул Алисы и та смущенно покраснела.
- Мы придем вас проводить завтра, - обранил цесаревич, но спохватившись, посмотрел на невесту. – Как вы смотрите на это, Алиса? Думаю, Ольга будет рада видеть вас.
- Нет, что вы, ваше Высочество, - сразу спохватилась Ольга, мягко высвобождая пальцы от хватки Андрея. - Я уезжаю еще до рассвета, а юным леди нужен крепкий здоровый сон, да и вы ваше Высочество напряженно работаете.
Да, все правильно. Ни к чему это, ни Ольге, ни Алисе. Скорее бы рассвет, может сознание, что возлюбленная ужасно далеко, облегчит его страдания и страсти, что все еще кипели в нем, угаснут.
- Вы как всегда правы, дорогая Ольга, - улыбнулся он, не пытаясь удержать ее пальцы.
Однако когда рассвело, за отъездом Вишневской наблюдала одинокая фигура, скрытая в тени деревьев. И судьба подарила мужчине луч света, осветивший лицо возлюбленной, прежде чем она села в карету.
А еще к отъезду девушки как раз подоспела Лана, которая крепко обняла подругу, стараясь не плакать.
- Милая, ну как же так? - тихо спросила она, гладя Ольгу по щеке, после поправляя капюшон ее теплой накидки, все же по ночам было еще холодно.
- Все будет хорошо, не плачь, хорошая, а то и я сейчас заплачу, - чуть виновато улыбнулась девушка.
- Я приеду к тебе, - всхлипнула Лана, вытирая мокрые щеки пальцами.
- Я буду ждать, - Ольга нежно поцеловала подругу в лоб и залезла в карету, которая немедленно тронулась в путь.
Лана перекрестила вслед и долго смотрела на дорогу, тихо плача.
Не показавшись никому на глаза, Андрей вернулся к себе в комнату, открывая бутылку вина. Но нет, он не собирался напиваться, лишь немного заглушить боль и расслабиться, чтобы снова уснуть. И наутро предстать перед невестой и двором отдохнувшим и счастливым. В конце концов, через неделю у него была свадьба.

В день свадьбы во дворце с самого утра творился настоящий бедлам. Все готовились к свадьбе Андрея. И только Константин и его министры были спокойны, как удавы.
- Ну, ты как? - спросил прибывший к столь знаменательному событию Петр, пожимая руку брата.
Цесаревич улыбнулся, искренне радуясь приезду того, кто всегда понимал его лучше всех. Вот только делиться своим личным горем не хотелось, все равно ничем не помочь, так зачем портить этот день и себе и другим. Не хотел ворошить…
- Немного волнуюсь, впервые ведь женюсь. Да еще и на ангеле. Сам-то как?
- Жив, как видишь, что странно, зная нашего отца, - с губ Петра сорвался нервный смех. Он потрепал брата по плечу. - Не бойся все пройдет как по маслу, иначе и быть не может.
- Да уж, отец об этом позаботиться… - печально улыбнулся Андрей, увлекая брата в свою комнату, подальше от суеты и любопытных взглядов. – Как там Мэхд? До сих пор злюсь, когда вспоминаю, как император поступил с ним, после всего. С вами…
Петр лишь отмахнулся:
- Таков отец, увы. Но его политика имеет успех. Ладно, что-то меня уносит не в ту степь, - Курагин расположился в кресле. - Трудно сказать, как Мэхд. Внешне все в порядке, но ненависть и раздражение занозой сидят в его сердце.
- Я его понимаю. Но все же надеюсь, что однажды эти раны заживут. Ведь ненависть разъедает душу, а мне бы не хотелось, чтобы такая светлая душа потемнела, - он достал початую бутылку вина и разлил по бокалам, протягивая один Петру. – Давай выпьем за встречу, брат?
- Да, конечно, - улыбнулся мужчина. - Но только по чуть-чуть. Ты должен быть трезвым, как стеклышко, а то тебе еще перед подданными появляться после венчания.
- Не напоминай… а то так и до брачной ночи дойдем, - чокнувшись с бокалом Петра, он выпил.
Он видел невесту утром, Алиса то краснела, то бледнела, очевидно думая о том же и того он еще сильнее волновался.
- Да, кстати, - вдруг начал Петр, отглотнув вина, - вы с ней уже спали?
Курагин чуть улыбался, прекрасно осведомленный о бурной личной жизни брата.
Андрей закашлялся:
- Издеваешься? – на полном серьезе спросил он. – Она так чиста и невинна, что я не представляю, как совершу с ней такое… Господи, я боюсь, как в первый раз.
О котором он не хотел вспоминать, и не рассказывал даже Петру, с которым всегда делился самым сокровенным.
- А вот бояться не надо, - заметил барон, закинув ногу на ногу, вольготно расположившись в кресле. - Ты должен быть уверен в себе и сделать ее первый раз незабываемым, прислушивайся к ее реакциям. Ну да не мне тебя учить.
Цесаревич вздохнул и откинулся на спинку кресла, прикрывая глаза. Конечно, он знал, ведь Алиса была у него далеко не первой девственницей. Тогда почему он так волнуется? Главное, не напиться, в самом деле, тогда все будет хорошо.
- Ты прав. Алиса верит мне, и я не могу ее разочаровать…Ты ее уже видел? – спросил Андрей с улыбкой.
- Да, она совершенный ангел, прекрасный и чистый... - вдруг чуть печально улыбнулся Петр. - Таня была такой же... Юный Ангел. Я рад, что у тебя такая невеста, вы, несомненно, достойны друг друга.
Ах черт… Как же он не подумал, что это все может всколыхнуть воспоминания и причинить брату боль? Андрей пересел на спинку кресла Петра, дружески сжав его плечо.
- Прости, не хотел напоминать…
Петр нежно погладил брата по ладони.
- Все хорошо, цесаревич, - Курагин улыбнулся. - Давно это было и уже прошло. А у тебя все впереди. Боже не верю, мелкий, ты женишься...
- Я и сам все еще не верю, - поделился Андрей. Вообще до последнего не хотел верить. Но вот этот день настал. – Хорошо хоть, что это оказалась Алиса…
С этим нежным, хоть иногда и простоватым, с силу своей юности и наивности, ангелом он сможет быть счастлив. Ведь он уже любил ее, пусть это чувство и недотягивало до пылкого и всепоглощающего, каким и должна быть истинная любовь.
Петр допил вино и взглянул на время.
- Скоро уже полдень, тебе пора переодеваться, - сказал Курагин, поднимаясь с кресла и вытаскивая из шкафа подготовленный для Андрея белоснежный мундир.
Андрей вздохнул, на миг прикрывая глаза:
- Да, - он решительно поднялся, облачаясь в парадный мундир. К чему тянуть с неизбежным, сделать дело и разом покончить со всеми сомнениями и волнением. – Я так рад, что ты приехал, Петр. Хоть одна родная и понимающая душа в этом улье сплетников, подхалимов и эгоистов.
- А отец? - осторожно спросил Курагин, помогая брату поправить воротник стойку.
- Отец всегда действует только в своих интересах, вернее интересах государства, что в сущности, одно и тоже. Ты же знаешь, - цесаревич постарался остаться невозмутимо-холодным, словно они обсуждали политику и не более того.
- Его тоже можно понять, - тихо заметил Петр, словно пытаясь оправдать Константина. Поправив манжету брата, подал ему белые перчатки.
- Как императора – да, - согласился Андрей, кивком поблагодарив брата и натягивая перчатки. Глянулся в зеркало и выдохнул, надевая улыбку. – Ну, все, пошли.
Он первым покинул комнату, спеша навстречу своему счастью и судьбе. По обычаю, жених не видел подвенечного платья невесты, но был уверен, она будет в нем прекрасна, как никогда.
К дворцу подали две шикарные кареты, как и положено Андрей и Алиса добирались до главного храма столицы по отдельности. И впервые Андрей увидел невесту на ступенях церкви, в шикарном белоснежном платье, расшитом полудрагоценными кристаллами и серебряными нитями. В этом наряде, она была еще больше похожа на ангела, сошедшего с небес.
А далее было венчание и, казалось, Алиса вот-вот упадет в обморок.
- Держитесь, дорогая моя, - шепнул ей цесаревич, хотя ему и самому чуть не стало дурно от запаха воска и бормотания попа. – Скоро все закончится.
И правда, взяв с них клятвы любви и верности, которые они повторили за священником без запинки, их объявили мужем и женой и он поцеловал Алису, обнимая и одновременно поддерживая.
Алиса несколько вяло ответила, словно и впрямь сейчас упала бы. А у церкви их уже ждала роскошная золоченая карета, запряженная белоснежными лошадьми.
От храма к дворцу по главной улице, где за ними наблюдали подданные - что поделать даже женитьба - это дело государственной важности.
- Ну же, улыбнитесь им, Алиса… - попросил цесаревич, приветствуя подданных поднятой рукой, другой обнимая юную супругу. Впрочем, и сам, мечтая только о том, чтобы все поскорее закончилось.
- Андрей, мне кажется, я сейчас умру, - тихонько прошептала прелестница, все же улыбаясь тем, кто вскоре станет ее подданными. - Сердце колотится безумно.
- От счастья не умирают, - улыбнулся ей супруг, погладив, успокаивая по спине. - Глубоко вдохните и потом выдохните.
Он и сам уже делал так пару раз.
А после был бал, где чествовали молодых. И первый вальс принадлежал супругу, а второй императору, впрочем, Алисе уже стало гораздо легче, и она с удовольствием кружилась в танце по залу, даря присутствующим улыбки.
Петр тихо подошел к брату и вручил ему бокал шампанского, тихо прошептав на ухо:
- Спаси меня, - почти проскулил он, покосившись на фрейлин, ведь официально посол был не женат.
Андрей позволил себе усмехнуться:
- Что же я сделаю, дорогой мой братик? Увы, ты слишком завидный жених. Разве что сказать, что ты принял иную веру и женился на парисийке…
- Если я распущу подобный слух, отец свернет мне шею. Половина дипломатических договоренностей достигнуто лишь потому, что я красив и не женат, - нервно рассмеялся посол и, когда Алиса подошла к супругу, поприветствовал ее, поцеловав тонкую ручку.
- Все время политика… - вздохнул он, осушив бокал. – Ах, дорогая… Я говорил тебе, как ты сегодня божественно прекрасна?
Андрей сорвал с губ жены быстрый поцелуй. Сыграл ли роль тот факт, что эта женщина теперь принадлежала ему, или несколько бокалов шампанского, но он испытывал к ней влечение и теперь скорее ждал ночи, когда она окажется в его постели. Хотел, чтобы яркий румянец окрасил бледные щечки, видеть, как растреплется идеальная прическа и волосы разметаются по подушке. А может просто настроил себя и уже нарисовал картинку того, как будет действовать, и успокоился…
По дворцовым меркам бал продолжался недолго, лишь до полуночи, но все уважали молодоженов их потребности и желания.
Пожелав Петру доброй ночи, Андрей увлек Алису в ее спальню. В свою даже не приглашал, слишком многое там напоминало об Ольге, и он не хотел ничего менять. На пороге завладев губами девушки, он закрыл дверь на ключ, точно боялся, что супруга упорхнет из его объятий.
Девушка нежно обняла супруга, целуя его все так же робко, но чувственно, словно она уже готова была отдаться супругу, хотя, наверное, смутно представляла, что будет дальше, скорее это было на уровне интуиции и инстинктов.
- Ты только ничего не бойся, родная, - попросил Андрей, не переставая целовать. Расстегнув платье, потянул его с плеч. – Обещаю, что буду нежен и очень осторожен.
Все еще немного боясь напугать Алису, он все же скользнул ладонями по ее телу, задерживаясь в самых привлекательных и округлых местах, лаская.
- Я не боюсь, Андрюша, - тихо прошептала она, прильнув к возлюбленному. - Я верю тебе... И люблю тебя.
- Хорошая моя. Любимая… - выдохнул он ей куда-то в шею, на которой оставлял влажную дорожку из поцелуев, и медленно повалил на постель.

@темы: Ориджинал