emerald
Ума моего ты боялся зря - не так я страшно умна (с)
Фандом: Гарри Поттер
Название: Сказка для взрослых
Автор: Изумрудная змея
Бета: algine
Рейтинг: R
Пейринг: Флер Делакур/Билл Уизли
Время действия: пятый курс Гарри
Краткое содержание: сказки бывают разными...
Отказ от прав: все права на персонажей принадлежат Роулинг, все цветистые сравнения - Шахерезаде, а команде Бобатона - только шпильки и ленты.
Примечание: написано на NC-флэшмоб в рамках Веселых Стартов.

- Красивая штучка, - сказала Флер, разглядывая старинный медный кальян.
- Это я из Египта привез, - слишком быстро ответил Билл. – Хочешь покурить?
Флер вежливо отказалась, и разговор снова завял. Билл готов был биться головой о стену. Самая красивая девушка в Гринготтсе – в Лондоне – в Англии – во Франции – в мире – сидела на его диване, и за два часа он не расстегнул на ней ни одной пуговицы. Билли-младший недвусмысленно намекал, что он считает такое поведение непростительным.
- В Египте, наверное, жарко, - задумчиво протянула Флер.
- Да, - процедил Билл, - жарко.
И тут его осенило.
- Там даже сказки… жаркие, - сказал он загадочным тоном. – Такие, что детям не расскажешь.
- Страшные? – равнодушно спросила Флер.
- Нет. – Билл сел с ней рядом и начал лихорадочно вспоминать сказки тысячи и одной ночи. – Например, и тут Али увидел царевну Будур. И лицо ее было похоже на луну над морем, а волосы сияли, словно день единения. И нос ее – словно острие полированного меча. Губы ее, точно кораллы, ее слюна – желаннее вина, и вкус ее погасит мучительный огонь.
При этих словах он убедился, что никакого мучительного огня слюна Флер не гасит, а наоборот – разжигает его с новой силой. А когда авторы арабских сказок говорили о красавице, что ее языком движет великий разум и всегда готовый ответ, они точно имели в виду Флер.
Его рука опустилась ниже и начала расстегивать пуговицы.
- А груди ее точно две шкатулки из слоновой кости - ты что, лифчик вообще не носишь? - сиянье которых заимствуют луна и солнце.
- По-твоему, он мне нужен? – поинтересовалась Флер.
Билл некоторое время не отвечал, потому что у него был занят рот.
- Эй, а что там в сказке было дальше? - наконец спросила Флер.
Билл замычал. Его руки все еще лежали у Флер на груди, так что ему трудно было сосредоточиться. Кроме того, дальше шел «живот весь в складках, как свитки египетских материй», что казалось ему неподходящим комплиментом.
- А живот ее… м-м-м… как лист белой бумаги, на котором золотыми чернилами написана поэма о любви, - продолжил он, расстегивая пуговицы дальше. - И тонкий стан ее подобен призраку воображения. И в пупке ее может уместиться… м-м-м… глоток ароматного вина.
На этом месте Флер проявила живой интерес к повествованию, из-за чего сказка снова на некоторое время прервалась.
- И покоится ее стан на бедрах, похожих на… две свежие булочки – ты что, белье в принципе не носишь? - и сажают они ее, когда она хочет встать, и пробуждают ее, когда она хочет спать.
- Я ношу чулки, - объяснила Флер. – Можешь, кстати, их с меня тоже снять, а то они порвутся.
Билл мужественно воспринял это изменение маршрута.
- И икры ее – точно столбы из жемчуга, - быстро пробормотал он, скатывая чулок. – И когда Али увидел царевну Будур в полном сиянии красоты, то его зебб вздыбился.
Флер протянула руку, чтобы убедиться, и Билл снова лишился дара речи.
- Забавное слово – «зебб», - протянула она. – По-французски он называется “zizi”. В том числе. Разумеется, там много синонимов. Вот, я расстегнула.
Билл отшвырнул в сторону штаны и ботинки.
- И тогда Али вошел к ней и нашел ее жемчужиной несверленной и кобылицей необъезженной – у тебя как с этим делом?
- Меня можно нанизывать на любую ниточку, - успокоила его Флер, - даже на твою. А вот сумеешь ли ты меня объездить – это мы сейчас проверим.
Билл опрокинул ее на диван и начал доказывать, насколько хорошо он умеет ездить верхом.
- И… пронзал он ее… словно… разя… копьем… при беге… врассыпную… с движениями… каирскими…
- А!
- …заигрываниями… йеменскими…
- А!!
- …вскрикиваниями… абиссинскими…
- Мама!
- …истомой… индийской…
- О-о-о!
- …и похотью… нубийской…
Флер вцепилась ногтями ему в спину, и он окончательно потерял нить повествования.
- И тут настало утро, и Шахразада прекратила дозволенные речи, - сказал он несколько часов спустя.
- А жаль, - сказала Флер, водя пальцами по его груди. – Мне понравилась сказка о смелой наезднице…
- …и о девушке, которая играла на флейте…
- …и о рыбаке и рыбке…
Билл приподнялся на локте.
- Знаешь, это же называется «Тысяча и одна ночь». Может быть, мы…
- …попробуем рассказать друг другу еще много нового и интересного? – подхватила Флер. – Да, я согласна.

@темы: Юмористический фик, Рейтинговый фик, Harry Potter, HP